postheadericon Обстоятельства, подлежащие доказыванию

.

Перейдем теперь к последовательному рассмотрению структуры предмета доказывания, описанного в ст. 15 Основ (ст. 68 УПК РСФСР), с точки зрения содержания каждого его элемента. Описание в законе предмета доказывания открывается указанием на (событие преступления) (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления). В широком смысле речь идет о понятии, выражающем совокупность всех признаков противоправного общественно опасного, виновного и наказуемого деяния Однако уголовно-процессуальный закон, определяющий обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу, понимает «событие преступления» более узко.

Отдельно от «события преступления» говорится о «виновности обвиняемого» (п. 2), «характере и размере ущерба» (п. 4). В связи с этим необходимо уточнить область применения и содержание названных «сопряженных» терминов, применяемых в процессуальной и уголовно-правовой теории с тем, чтобы обеспечить обозначение одинаковых понятий одинаковыми же терминами или, по крайней мере, оговорить условность некоторых из них (строго говоря, «событие преступления» = «преступное событие» = «преступление»). Речь идет, прежде всего, о необходимости нейтрализовать многозначность употребления терминов «событие», «состав» в языке уголовно-процессуального закона, уточнив их значение, в том числе для случаев доказывания отрицательных фактов. Представляется целесообразным, в частности, следующим образом интерпретировать соответствующие указания УПК (см. таблицу). Таким образом, термин «событие преступления», присущий языку уголовно-процессуального закона, условно используется для обозначения круга обстоятельств, характеризующих в основном существенные признаки объективной стороны и объекта преступления В этой интерпретации событие преступления охватывает далеко не все уголовно-релевантные обстоятельства и его доказанность сама по себе не означает обоснованности суждения о наличии или отсутствии состава преступления При доказывании обстоятельств, обозначенных в УПК как событие преступления, всегда надлежит устанавливать деяние, последствия и наличие причинной связи между первым и вторым. Распространенной является ошибка, когда следователь (иногда суд) факты, которые могут быть лишь признаком последствий деяния, неосновательно оценивает как «событие преступления». Например, недостача материальных ценностей у заведующего складом может быть объяснена растратой, кражей, убылью в результате естественных причин, последствием небрежного хранения и т. д. Между тем иногда на практике факт недостачи необоснованно оценивается как «событие преступления». Вышестоящие суды неуклонно отменяют подобные неправосудные приговоры. В большинстве случаев существование события, предположение, о наличии которого послужило основанием к возбуждению уголовного дела, устанавливается в начале следствия (пожар, насильственная смерть лица, труп которого обнаружен; исчезновение товаров и т. п.). Вместе с тем есть дела, где вопрос о событии, по поводу которого возбуждено дело, решается только в конце следствия, после выяснения ряда промежуточных обстоятельств. Например, по делам о так называемых «убийствах без трупа» требуется проверить до конца все версии, объясняющие исчезновение данного лица; по делам о взяточничестве нередко факт передачи денег или ценностей удается установить только до совокупности собранных по делу данных и т. д… Важно, однако, подчеркнуть, что по любому делу существование события, а тем более факты, устанавливающие, что событие, послужившее основанием к возбуждению уголовного дела, соответствует по характеру и последствиям объективной стороне определенного состава, не может рассматриваться как уже данное. Эти факты, происходившие в прошлом, всегда должны включаться в предмет доказывания. Практике известен ряд ошибок, причиной которых было именно то, что вопрос о доказанности события, приписываемого обвиняемому, игнорировался, а положения, содержащиеся в постановлении о возбуждении уголовного дела, рассматривались как бесспорные. Из сказанного выше и из самого содержания п. 1 ст. 68 УПК РСФСР видно, что «событие преступления» необходимо рассматривать как сложное понятие, состоящее в свою очередь из ряда элементов, перечень которых дается законом. Причем надо иметь в виду, что перечень этот не является исчерпывающим. Он не упоминает, например, такого важного элемента, как содержание, характер самого события (речь идет о совокупности фактов, по которым можно будет установить, например, имело ли место тайное или открытое похищение чужого имущества). Это обстоятельство отнюдь не всегда раскрывается суммой названных в п. 1 ст. 68 элементов. Иными словами, для полного раскрытия содержания п. 1 ст. 68 в каждом конкретном случае надо руководствоваться не только указанной статьей, но и соответствующими нормами УК. Причем в некоторых случаях, например при совокупности деяний, при инсценировке, осуществленной преступником, содержание, характер события будут определяться не одной, а несколькими системами фактов, которые могут взаимоподкрепляться, быть нейтральными относительно друг друга, взаимно противоречить. Соответственно при определении предмета доказывания приходится руководствоваться не одной, а несколькими нормами Особенной части УК (хотя, в конечном счете, версия о наличии некоторых составов может быть опровергнута) Установление содержания, характера события (действия или бездействия), его участников предполагает установление обстоятельств, указывающих на объект преступления и предмет посягательства, ибо подлинный характер расследуемого деяния без этого не может быть раскрыт. Установление непосредственного объекта и предмета посягательства —одно из необходимых условий правильной квалификации совершенного преступления Определить объект преступления практически означает найти в ходе доказывания ответы на вопросы:
1) кому причинен ущерб преступлением;
2) на что было направлено преступное посягательство. При этом ответ на первый вопрос связан с исследованием обстоятельств, составляющих событие преступления Выяснение же второго вопроса переплетается с выяснением обстоятельств, относящихся к виновности обвиняемого (к субъективной стороне преступления). Что касается установления места и времени события, то помимо функции индивидуализации и конкретизации (о чем говорилось выше) эти обстоятельства могут также иметь значение для квалификации. В этом случае они обычно выступают как существенные признаки противоправности совершенного преступления По некоторым делам место и время совершения преступления могут иметь значение отягчающих или смягчающих вину обстоятельств либо оснований применения давности. Необходимая степень конкретизации количественной характеристики времени события может быть неодинакова для различных уголовных дел. Так, в одних случаях доказанность обвинения не вызывает сомнений, если будет точно установлен день совершения преступления В других —раскрытие преступления невозможно без того, чтобы не был установлен точно час, а иногда и минуты совершения преступления Детализированное установление времени совершения преступления очень важно, когда возникает вопрос об алиби, о наличии негативных относительно определенной версии обстоятельств и т. п. Аналогичная ситуация возникает и в связи с разделением ответственности между несколькими обвиняемыми по поводу, например, халатности или выпуска недоброкачественной продукции, имевшего место в определенный период, в течение которого разные лица в различное время занимали должность, связанную с ответственностью за эти факты. В то же время в других случаях важно установить лишь время начального и конечного моментов преступной деятельности подсудимого. В таких случаях не требуется точно определить время совершения каждого из эпизодов преступной деятельности. Степень конкретизации пространственных координат события (места совершения преступления) также неодинакова для различных дел. В одних случаях раскрыть преступление невозможно, не установив место- его совершения с точностью, измеряемой сантиметрами. В других —место совершения преступления может быть определено лишь в форме наименования населенного пункта, указания железнодорожной станции и т. п… Событие преступления не может считаться достаточно выясненным также, если не установлен способ совершения преступления Способ представляет собой комплекс совершаемых преступником в определенной последовательности действий, которые приводят к преступному результату. Совершение преступления определенным способом подлежит доказыванию не только для полноты освещения события преступления, необходимой конкретизации его. Нередко оно имеет и определяющее значение для точного установления характера события. Так, п. «д» ст. 102 УК РСФСР предусматривает ответственность за умышленное убийство, совершенное способом, опасным для жизни многих людей Способ может быть обстоятельством, отягчающим ответственность (п. 7 ст. 39 УК). Установление фактических обстоятельств, связанных со способом совершения преступления, может помочь, наконец, решению вопроса о виновности обвиняемого. Мы уже говорили, что перечень элементов «события преступления» в п. 1 ст. 68 УПК РСФСР не является закрытым. Это и понятно. Обобщенный, «свернутый» характер описания в законе предмета доказывания исключает возможность введения в него исчерпывающего перечня элементов. Вместе с тем указание закона на то, что при установлении «события преступления» кроме места, времени, способа выясняются и «другие обстоятельства», может быть-как это уже было сделано применительно к содержанию события —конкретизировано путем анализа тех понятий, которыми оперирует уголовный и процессуальный законы. Представляется в связи с этим, что описание элементов, характеризующих событие преступления, может изменяться в конкретном случае в зависимости от стадии осуществления преступления Так, при назначении судом наказания за неоконченное преступление учитываются характер и степень общественной опасности действий, реально совершенных виновным, степень осуществления преступного намерения и причины, в силу которых преступление не было доведено до конца. Все эти обстоятельства должны быть выяснены по делу. К другим обстоятельствам совершения преступления в смысле п. 1 ст. 68, несомненно, относятся обстоятельства, устанавливающие последствия соответствующих действий (бездействия), в том числе характер и размер ущерба. Поскольку, однако, законодатель выделил эти обстоятельства в самостоятельный пункт ст. 68 (п. 4), они будут рассматриваться ниже. Выше уже отмечалось, что установление обстоятельств события преступления включает и выяснение, в отношении кого (против кого) были совершены соответствующие действия. Это предполагает, в частности, необходимость определения уголовно-релевантных аспектов социального статуса потерпевшего (должностное лицо; лицо, находящееся в зависимости от обвиняемого п т. д.). В ряде случаев оказывается необходимым включить в предмет доказывания и содержание действий потерпевшего, предшествовавших или осуществлявшихся одновременно с преступными (например, характер поведения потерпевшей по делу об изнасиловании или взрослого, избитого подростками после совместной выпивки). Эта группа фактов также охватывается понятием «другие обстоятельства совершения преступления». К этой группе близко примыкают, а в некоторой части и «перекрывают» ее факты, включенные в предмет доказывания, в связи с установлением события, если возникает версия о необходимой обороне (ее превышении) или крайней необходимости. Здесь значимыми являются такие факты, как наличие нападения (другой реальной опасности), сила и интенсивность действий нападающего, момент их прекращения и т. д. Входят в характеристику события и факты, устанавливающие потерю преступным деянием характера общественно опасного в связи с изменением обстановки, после чего дело подлежит прекращению по ст. 6 УПК РСФСР. Обстоятельствами, свидетельствующими об изменении обстановки, могут быть события, относящиеся в целом к стране, но могут быть и местные условия Большим, исключительно важным событием, изменившим оценку многих фактов, было, например, окончание Великой Отечественной войны. В масштабе определенной местности это может быть окончание стихийного бедствия, восстановление связи, снабжения и т. д. В последних случаях соответствующие обстоятельства могут и не носить характера общеизвестных, и поэтому их надо доказывать. Наконец, в круг существенных элементов, охватываемых понятием «другие обстоятельства», входит и внешняя характеристика соучастия в тех случаях, когда оно имеет место. Ведь соучастие выражается в определенных действиях (бездействии) соответствующих лиц, и эти действия, выражающие вину этих лиц, есть в то же время часть события, а количество участников —его существенная характеристика. Поэтому выяснение того, сколько лиц участвовало в совершении деяния, что конкретно делал каждый из них, необходимо и для характеристики события преступления Пункт 2 ст. 15 Основ указывает на такое обстоятельство, подлежащее доказыванию по уголовному делу, как виновность обвиняемого в совершении преступления Статья 68 УПК РСФСР, повторив это положение, дополнила его указанием на «мотивы преступления» (п. 2). Доказывание этих обстоятельств дает возможность ответить на следующие два вопроса: совершило ли лицо инкриминируемое деяние; виновно ли оно в совершении этого преступления Если же интерпретировать указания п. 2 ст. 68 УПК через уголовно-правовые понятия, то речь идет об установлении обстоятельств, определяющих лицо, совершившее преступление (субъект), и субъективную сторону преступления Обязательные признаки субъекта преступления —вменяемость и достижение определенного возраста. Вместе с тем в теории уголовного права принято выделять составы со специальным субъектом преступления При наличии версии о наличии именно такого деяния, уголовную ответственность за совершение которого может нести только специальный субъект, факты, устанавливающие, что определенное лицо является (не является) таким субъектом, включаются в предмет доказывания в рамках п. 2 ст. 68. Что касается достижения определенного возраста, то специально доказывается в силу ст. 392 УПК РСФСР достижение несовершеннолетним возраста уголовной ответственности. В этих случаях необходимо установить точную дату рождения (год, меся, число). В остальных случаях достаточно установить год рождения (паспортный возраст) Факт вменяемости субъекта рассматривается, по общему правилу, как очевидный. Если же возникают сомнения, он доказывается (п. 2 ст. 79 УПК РСФСР)
2. Наряду с группой фактов, характеризующих «дееспособность» лица как субъекта преступления, в предмет доказывания в той его части, которая описывается п. 2 ст. 68 УПК, включаются факты, устанавливающие субъективную сторону самого деяния В случае умышленного совершения преступления необходимо установить содержание умысла, охватываются ли им фактические признаки происшедшего события, которые характеризуют его общественную опасность. По делам о преступлениях, совершенных по неосторожности, подлежат доказыванию обстоятельства, дающие возможность ответить на вопросы: должен ли был и мог ли обвиняемый предвидеть последствия своих действий (в случаях небрежности), действительно ли обвиняемый, предвидя возможность наступления последствий, легкомысленно рассчитывал их предотвратить (в случаях самонадеянности). Иногда вместо виновности данного обвиняемого выясняются лишь обстоятельства, которые позволяют дать ответ на вопрос, может ли обвиняемый нести ответственность за это событие в силу своего служебного положения, особого отношения к потерпевшему и т. д. И хотя эти обстоятельства не являются искомыми с точки зрения предмета доказывания по уголовному делу, они иногда принимаются за основание для вывода о виновности. При таком подходе, например, автоматически признается виновность: лечащего врача в смерти больного; лица, ответственного за технику безопасности, — в аварии; водителя —за всякое столкновение автотранспорта; материально ответственного лица —за всякую недостачу материальных ценностей и т. д. Нетрудно видеть, однако, что обстоятельства, характеризующие должностное положение обвиняемого или особое его отношение к потерпевшему, указывают лишь на возможность совершения им действий, обусловивших данное событие, но не обосновывают сами по себе виновность данного обвиняемого. Признаком, характеризующим субъективную сторону преступления, является также мотив совершения преступления В ряде случаев мотив совершения преступления имеет значение для квалификации деяния Так, при расследовании дела о подлоге, совершенном должностным лицом, установление корыстных мотивов дает основание для квалификации преступления по ст. 175 УК; установление факта совершения убийства на почве кровной мести позволяет квалифицировать преступление по п. «к» ст. 102 УК и т. д. В других случаях мотив совершения преступления имеет значение отягчающего или смягчающего обстоятельства и т. д… Но в любом случае в соответствии с требованиями процессуального закона мотив входит в предмет доказывания безотносительно к значению для квалификации, так как без этого невозможно правильно решить вопрос о степени общественной опасности преступления и личности виновного В частности, в постановлении «О судебной практике по делам об умышленном убийстве» Пленум Верховного Суда СССР подчеркивает, что, «указывая мотивы преступления, суды не должны ограничиваться формулировками в виде неопределенной ссылки на низменные побуждения, а должны в каждом отдельном случае конкретно указывать, в чем именно заключались эти побуждения». В процессуальной литературе прошлых лет высказывалась точка зрения, что в некоторых случаях дело может быть разрешено без установления мотива. На практике это приводило к недооценке важности исследования по делу мотивов умышленного деяния, к преувеличению практических трудностей их установления. В действительности нельзя говорить о каких-либо принципиальных препятствиях на пути выяснения мотива преступления Речь может идти лишь о тех трудностях, которые возникают по ряду конкретных дел. Но они преодолимы, так как характер и способ действия лица, его предшествующее и последующее за совершением преступления поведение, особенности личности и другие обстоятельства, входящие в предмет доказывания, позволяют в конечном счете выявить и мотивы преступного действия. Именно ссылками на объективно существующие обстоятельства, связанные с событием (а не только на показания обвиняемого), должен обосновываться вывод о мотивах —как и о субъективной стороне деяния в целом —и в итоговых процессуальных документах. В предмет доказывания по делу входят также обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, указанные в ст. ст. 38, 39 УК РСФСР, а та к же иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого (п. 3 ст. 15 Основ, п. 3 ст. 68 УПК РСФСР). Знание этих обстоятельств, выходящих за рамки конкретных составов преступлений, обязательно для индивидуализации ответственности. Смягчающие обстоятельства не исчерпывающе перечислены в законе. Смягчающими могут быть признаны и обстоятельства, не указанные в ст. 38; что же касается отягчающих, то в ст. 39 УК дан исчерпывающий их перечень. Соответственно определяется и круг обстоятельств, входящих в предмет доказывания по конкретному делу. Причем в некоторых случаях законодатель предусматривает необходимость установления не отдельных обстоятельств, а определенных комплексов их. Так, совершение преступления впервые может быть признано смягчающим обстоятельством при условии, что преступление не представляет большой общественной опасности и что оно является случайным эпизодом в жизни данного человека. Принимается во внимание как отягчающее обстоятельство совершение нового преступления лицом, взятым на поруки, лишь в том случае, если новое преступление совершено в течение срока поруки или в течение года после окончания этого срока. Известные теоретические и практические трудности представляет интерпретация указания п. 3 ст. 68 УПК на необходимость устанавливать кроме обстоятельств, указанных в ст. ст. 38 и 39 УК, также и иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого. Прежде всего по своему буквальному смыслу это понятие охватывает, по крайней мере, две группы обстоятельств:
а) индивидуализирующие, отличающие данное лицо от всех других (устанавливающие его личность) — фамилия, имя, отчество, место рождения и т. д.;
б) характеризующие его как члена общества.
Несомненно, что применительно к п. Зет. 68 УПК имеется в виду именно последняя группа обстоятельств; обстоятельства же, устанавливающие личность, значимы, как уже отмечалось, применительно к п. 2 ст. 68. В каком соотношении находятся обстоятельства, указанные в ст. ст. 38 и 39 УК, и иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого? Решение этого вопроса необходимо для определения круга обстоятельств, входящих в предмет доказывания. Представляется, что в перечне ст. ст. 38 и 39 обстоятельства, характеризующие личность виновного, раскрываются либо через ситуацию деяния, либо через состояние лица (возраст, беременность), опять-таки оказывающее влияние на характер деяния «Иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого», тоже по существу обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности, но на другом «уровне». Они дают социально-психологическую характеристику лица, показывают его отношение к социальным обязанностям, наличие и степень нравственной деформации личности. Исходя из этих обстоятельств (отношение к труду, коллективу, долгу члена общества и т. д.), можно установить, представляет ли совершенное преступление следствие всего поведения лица, всего его отношения к требованиям социалистического общества или же это единичный проступок, противоречащий предыдущему поведению обвиняемого. Ряд обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого, одновременно относится и к другим элементам предмета доказывания. Так, исследование личности обвиняемого, его образа жизни, условий воспитания и т. п. может пролить свет па причины, толкнувшие обвиняемого на совершение преступления, и наоборот. Способ совершения преступления, мотив, цель также могут иметь большое значение и в рассматриваемом отношении. Но имеются и такие обстоятельства, которые значимы исключительно для характеристики обвиняемого. К их числу относятся, например, те, которые свидетельствуют об общественно полезной деятельности обвиняемого или, наоборот, о недобросовестном отношении к общественному долгу и т. д.
Пленум Верховного Суда СССР в своих постановлениях не однократно подчеркивал важность выяснения по делу этих обстоятельств. В постановлении от 19 июня 1959 г. Пленум указал на ошибки судов, связанные с недостаточным выяснением обстоятельств, характеризующих обвиняемого на производстве и в быту, его прошлую деятельность и другие обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения вопроса о назначении наказания, а в некоторых случаях и для решения вопроса о целесообразности предания обвиняемого суду. В постановлении от 30 июня 1969 г. «О судебном приговоре» Пленум вновь подчеркнул, что недостаточно указывать в приговоре на то, что наказание назначено с учетом личности, необходимо излагать конкретные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого и т. д. Обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, играют важную роль при разрешении судом вопросов: подлежит ли подсудимый наказанию за совершенное им преступление; какое именно наказание должно быть назначено подсудимому и подлежит ли оно отбытию (п. п. 5, 6 ст. 303 УПК РСФСР). Эти обстоятельства должны быть изложены в об винительном заключении и в приговоре. Практически по конкретному делу устанавливается определенна система указанных обстоятельств, причем в зависимости от количественной и качественной их характеристики, а также взаимоотношений (усиливающего, ослабляющего, нейтрализующего) возможны четыре «уровня» их учета:
а) названные обстоятельства учитываются при выборе санкции среди установленных законом альтернатив, но в пределах данной конкретной санкции (ст. ст. 37, 44 УК РСФСР);
б) обстоятельства, предусмотренные ст. 38 УК, и иные обстоятельства, характеризующие личность, обосновывают выбор санкции ниже низшего предела, установленного законом для данного преступления, или применение условного осуждения (ст. ст. 43, 44 УК);
в) обстоятельства, предусмотренные ст. 38 УК, и иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого, служат основанием к освобождению лица от уголовного наказания с за меной его иными мерами (ст. ст. 51, 52 УК РСФСР);
г) лицо признается полностью утратившим общественную опасность, не требующим исправления и перевоспитания и не подлежащим поэтому ни уголовному наказанию, ни заменяющим мерам (ст. 50 УК РСФСР).
Пункт 4 ст. 15 Основ (п. 4 ст. 68 УПК) включает в предмет доказывания ущерб, причиненный преступлением, причем особо упоминается о «характере» ущерба. В прямой связи с этим находится требование, чтобы в описательной части обвинительного заключения (и приговора) содержалось указание на последствия преступления (ст. ст. 205, 314 УПК РСФСР). Поскольку п. 1 ст. 68 не упоминает о последствиях в качестве существенного элемента события а необходимость их включения в предмет доказывания сомнений не вызывает, очевидно, что соответствующее требование выражено именно в п. 4 этой статьи. Иными словами, он несет «двойную» нагрузку: обеспечивает доказывание перечисленной в нем совокупности обстоятельств и как элементов события —оснований для уголовно-правовой квалификации, и как оснований для решения гражданско-правовых вопросов. В последнем случае помимо характера и размера ущерба выясняется: имело ли место действие, причинившее ущерб, имеется ли причинная связь между данным действием и нанесенным ущербом, совершил ли это действие обвиняемый и предвидел ли он или должен был предвидеть последствия своих действий.
При доказывании обстоятельств, устанавливающих последствия преступления, исследуются две их группы —ближайшие, непосредственные, и «производные». К ближайшим относится, например, материальный ущерб, причиненный кражей, к «производным» —самоубийство потерпевшей под влиянием переживаний, связанных с предшествовавшим изнасилованием Во всех случаях участия в деле гражданского ответчика в предмет доказывания войдут факты, относящиеся к его обязанности возместить ущерб, причиненный обвиняемым. Причем круг такого рода фактов также весьма разнообразен. Так, в случае привлечения родителей несовершеннолетнего обвиняемого в качестве гражданских ответчиков следует конкретно выяснить, в чем именно состоит вина родителей в ненадлежащем воспитании. По каждому делу должны доказываться обстоятельства, способствовавшие совершению преступления (ст. 68 УПК РСФСР). Преступление всегда в той или иной мере выражает антиобщественные намерения субъекта, которые под влиянием конкретных обстоятельств сформировались в преступный умысел или преступную неосторожность. Намерения человека, его взгляды, привычки в конечном итоге формируются внешней средой, окружением, создаются жизненными обстоятельствами его индивидуального бытия. «На деле цели человека порождены объективным миром и предполагают его, — находят его как данное, наличное». Далее, реализация преступных намерений в общественно опасном деянии возможна, если в окружающей обстановке будет существовать совокупность определенных условий. С учетом сказанного можно наметить схему обстоятельств, способствовавших совершению преступления, которые подлежат доказыванию:
1) обстоятельства, приведшие к формированию антиобщественных, индивидуалистических взглядов и привычек;
2) обстоятельства, приведшие к превращению этих взглядов и привычек в преступный умысел или преступную неосторожность;
3) обстоятельства, создавшие благоприятные условия для подготовки и совершения общественно опасного деяния, а также для достижения преступного результата.
Речь идет об обстоятельствах, которые, будучи причинами и условиями данного преступления, могут служить таковыми для новых преступлений, т. е. их выявление и устранение обеспечит реализацию в рамках конкретного дела общей задачи судопроизводства —способствовать предупреждению и искоренению преступлений. Поэтому, давая определение причин и условий, способствующих совершению преступления, как элемента предмета доказывания, следует в данной части пересмотреть традиционное утверждение, что в предмет доказывания при расследовании и судебном разбирательстве входят лишь обстоятельства, имевшие место в прошлом. Для того чтобы принять меры к предупреждению преступления, недостаточно установить обстоятельства, способствовавшие его совершению, требуется выявить, продолжают ли существовать данные обстоятельства и могут ли они быть причиной или условием для других преступлений. Исследуются, в частности:
а) взгляды и привычки обвиняемого, послужившие базой для возникновения мотива и умысла, в том числе привычка к употреблению алкоголя, наркотиков, связь с преступной средой, ведение паразитического образа жизни и т. д.;
б) условия воспитания и формирования сознания, обстановка в семье, влияние производственного коллектива;
в) характер связей и знакомств, ближайшее бытовое окружение, круг лиц, имевших влияние на правонарушителя.
Разумеется, в предмет доказывания включаются только обстоятельства, значимые для проведения профилактической работы на момент производства по делу. Нет, например, оснований к детальному исследованию обстоятельств, сформировавших в свое время (10–15 лет назад) антиобщественные взгляды и привычки лица, ставшего затем рецидивистом. Необходимо и достаточно исследовать причины рецидива Вместе с тем надо оговорить и другой момент: подлежат установлению в тех пределах, о которых сказано выше, не только содержание и причины формирования антиобщественных взглядов и привычек лица, как и возникшего на этой базе мотива и умысла (отрицательный пример, подстрекательство и т. п.), но и условия, облегчившие и ускорившие этот процесс. Например, неудовлетворительное состояние организации досуга несовершеннолетних по месту жительства само по себе не формирует антиобщественные взгляды и привычки конкретных подростков, но, способствуя беспорядочному, бесцельному времяпрепровождению, облегчает действие конкретных источников вредных влияний. Многие обстоятельства такого рода играют в преступлении двоякую роль, способствуя как формированию, так и реализации мотива и умысла. Причем, когда лицо находит в окружающей обстановке условия, благоприятствующие совершению преступления, это не только создает для него реальную возможность осуществить свои намерения, но такого рода обстоятельства служат своеобразным «катализатором» в процессе превращения антиобщественных намерений в преступный умысел, а затем —в осуществление последнего. Например, ненадлежащая охрана государственного имущества на конкретном предприятии, с одной стороны, создает у неустойчивых членов коллектива представление о «легкости» и «безопасности» хищений, т. е. ускоряет формирование умысла на преступление, способствует подавлению контрмотивов, а с другой —способствует выбору и реализации конкретного способа преступления Обязанность следователя и суда состоит не только в том, чтобы вскрыть условия, создавшие преступнику возможность совершить преступление, но и в том, чтобы выяснить причины существования подобных условий (в том числе недостатки контрольно-ревизионной и оперативной работы, административного надзора и т. п.). При расследовании дела и при судебном разбирательстве не редко обнаруживаются обстоятельства, которые не находятся в связи с данным преступлением, но могут быть причинами или условиями совершения других преступлений. В предмет доказывания по данному делу они не входят. Когда есть для этого достаточные основания, возбуждается новое уголовное дело и исследование обнаруженных обстоятельств производится по этому делу. В тех случаях, когда таких оснований нет и данные обстоятельства могут и должны быть проверены соответствующими должностными лицами, руководителями учреждений, предприятий или организаций, необходимые материалы направляются им для производства проверки (ст. 113 УПК РСФСР).
Применительно к обстоятельствам, способствовавшим совершению преступления (причинам и условиям), должна быть установлена вся совокупность их, а не одно-два обстоятельства, «лежащие на поверхности». Причины и условия эти устанавливаются не в общей форме («недостатки воспитательной работы»), а в конкретном их проявлении относительно данного лица. Значительная часть обстоятельств, способствовавших совершению преступления, выясняется уже при исследовании события преступления, мотивов его, обстоятельств, влияющих на степень и характер ответственности. Однако это не опровергает правомерность выделения законодателем соответствующей группы обстоятельств в структуре предмета доказывания. Во-первых, часть указанных обстоятельств значима для дела именно в связи с профилактической работой по его материалам Во-вторых, ч. 2 ст. 68 УПК РСФСР обеспечивает полноту доказывания совокупности указанных обстоятельств, так как обязывает иметь их в виду и при исследовании события, виновности, характера и степени ответственности. Общее представление о содержании и структуре предмета доказывания дает приводимая ниже таблица (стр. 182–183). В таблице в 1-й графе обозначено, к каким элементам ст. 68 УПК РСФСР относится тот или иной признак предмета доказывания. Чтобы отличить универсальные признаки от региональных (см. выше, стр. 161), номера последних обозначены в виде дроби с нулем в знаменателе (например /о). Рассмотрение структуры предмета доказывания, определенного законодателем, и его элементов позволяет решить вопрос о допустимости и необходимости использования бытующего в некоторых процессуальных работах понятия «главный факт». Каково соотношение этого понятия и понятия предмета доказывания?
Анализ имеющихся в литературе определений главного факта свидетельствует о том, что различными авторами этот термин понимается по-разному: то как совокупность обстоятельств устанавливающих (опровергающих) факт совершения общественно опасного деяния, виновность обвиняемого, характер и степень ответственности то только как обстоятельства, устанавливающие (опровергающие) общественно опасное деяние и виновность; то как совокупность всех обстоятельств, подлежащих установлению по делу. Уже то, что рассматриваемое понятие не имеет однозначного определения, таит в себе существенное неудобство. Далее, если стать на точку зрения, что главный факт —это лишь некоторые обстоятельства из числа входящих в предмет доказывания, то напрашивается вывод о наличии наряду с «главным», фактов, которые «менее существенны», «не главные». По этому же основанию представляются неверными и попытки «напрямую» отождествить процессуальное понятие главного факта и уголовно-правовое понятие состава преступления При такой трактовке «главного» факта создается неустранимая опасность неполноты установления существенных обстоятельств, поскольку, во-первых, круг уголовно-релевантных фактов включает и ряд обстоятельств, не устанавливающих состав, а во-вторых, значение обстоятельств, подлежащих доказыванию, отнюдь не сводится только к их значению для применения уголовно-правовых норм. Например, по делам о хищениях такие обстоятельства, как бесхозяйственность, запущенность учета, не относятся к устанавливающим состав преступления —хищения, и все же они должны быть отнесены к предмету доказывания по делу о хищении, если между ними и хищением существует причинная связь (для установления способа действий преступников (п. 1 ст. 68 УПК), обстоятельств, способствовавших совершению преступления (ч. 2 ст. 68), и др.) Таким образом, по любому делу равно необходимо выяснить все обстоятельства, входящие в предмет доказывания, тем более, что как уже отмечалось, данные, устанавливающие обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, размер ущерба, отягчающие и смягчающие обстоятельства, имеют в то же время значение и для установления события преступления, виновности и т. д. Если же исходить из того, что главный факт —это совокупность всех обстоятельств, подлежащих доказыванию, то тогда это понятие совпадает с понятием «предмета доказывания». Поэтому в этом случае отпадает теоретическая и практическая необходимость его использования, достаточно применять термин, использованный законодателем: обстоятельства, подлежащие доказыванию (предмет доказывания).
Определяя предмет доказывания, действующий закон перечисляет обстоятельства, подлежащие доказыванию, без деления их на различные группы по степени важности и, наоборот, подчеркивает необходимость установления всей их совокупности. Эта принципиальная позиция, полностью отвечающая требованиям социалистической законности, должна последовательно проводиться и в теории доказательств Следователь и суд устанавливают содержание предмета доказывания по конкретному делу, отправляясь от требований, содержащихся в уголовно-процессуальном законе. При этом представление относительно круга конкретных обстоятельств, которые следует установить, носит вначале ориентировочный характер и уточняется, детализируется, дополняется в ходе производства по делу. Таким образом, определение предмета доказывания следователем и судом, как бы «примеряющими» общие требования ст. 68 УПК к конкретному событию, подлежащему исследованию, не может рассматриваться как разовое действие, и соответственно выводы, к которым следователь и суд при этом приходят, — как окончательные и не подлежащие изменениям. Даже предъявляя обвиняемому законченное производство, следователь может выявить новые обстоятельства, входящие в предмет доказывания, но ранее не расследованные, что влечет продолжение следствия с соответствующим уточнением границ предмета доказывания. Аналогичная возможность существует и на судебном следствии. При этом вопросы, связанные с определением круга фактов, подлежащих дополнительному исследованию, должны решаться столь же тщательно, объективно, всесторонне, как и вопросы, возникающие при первоначальном определении предмета доказывания. В свое время А. Я. Вышинский писал, будто в правилах советского судопроизводства нельзя найти ответ на вопрос, какие обстоятельства имеют для дела значение. Иными словами, проводилась мысль, что попытки определить, «какие обстоятельства могут иметь значение для дела», обречены на неудачу. В действительности, уголовно-процессуальный закон устанавливает определенный круг обстоятельств, подлежащих выяснению по каждому уголовному делу, т. е. дает общее, родовое определение предмета доказывания, реализуемое в предмете доказывания по конкретному делу. Таким образом, орган расследования и суд определяют каждый раз предмет доказывания, исходя из общего понятия, сформулированного в законе.

Комментарии запрещены.