postheadericon Некоторые международно-правовые вопросы авторского права и смежных прав, соотносимые с российскими проблемами в области интеллектуальной собственности

.

До сравнительно недавнего времени в советской юридической литературе проблемы международной охраны авторских прав практически не рассматривались. Начало соответствующей разработки было положено изданием в 1973 г. монографии М. М. Богуславского «Вопросы авторского права в международных отношениях». В 1979 г. этим же автором была издана монография (на английском языке) «РОССИЯ и международная охрана авторского права». (М., «Прогресс»).

Система международной охраны авторских прав. основные тенденции ее развития
I. Международная система охраны авторского права представляет собой сложный механизм, в основе которого лежат прежде всего Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений в ее многочисленных редакциях и Всемирная конвенция об авторском праве 1952 года, измененная в 1971 году. Определенную, правда, незначительную в настоящее время роль играют здесь и межамериканские конвенции, которые носят региональный характер и открыты в основном лишь для присоединения стран американского континента.
Исторически признание и охрана прав иностранных авторов возникла примерно во второй половине XIX столетия. К этому времени большинство стран Европы встало на капиталистический путь развития, что, безусловно, было прогрессивно в то время, привело к укреплению национального единства, становлению национальных языков, провозглашению буржуазных свобод, развитию прессы. По мере развития международных экономических и культурных связей больших размеров достигло издание переводной литературы и возрос книжный обмен; драматические и музыкальные произведения, работы художников и скульпторов все чаще находят дорогу в различные страны и занимают значительное место в экспорте ряда стран наравне с традиционными объектами международной торговли.
Эти объективные обстоятельства все более доказывали невозможность одним лишь национальным законодательством обеспечить достаточную охрану прав заинтересованных сторон. Именно поэтому многие страны пошли по пути заключения двусторонних соглашений о взаимной охране авторских прав. К 1886 г. 33 таких соглашения были заключены между 15 странами Западной Европы и Америки. Однако постепенно становилось ясно, что система двусторонних соглашений не может обеспечить эффективную охрану авторских прав. В основном это объяснялось существенными различиями в законодательствах по авторскому праву различных стран. Для преодоления многочисленных коллизий в этой области требовался многосторонний международный договор, который бы разрешал противоречия между национальными законодательствами, обеспечивал минимальные общеприемлемые границы охраны авторского права и тем самым создавал условия для распространения произведений на обширнейших территориях.

II. Кропотливая работа по созданию международно-правового инструмента по охране авторского права была начата в Брюсселе в 1858 г. на Конгрессе авторов произведений литературы и искусства. Затем последовали конгрессы в Антверпене (1861 и 1877 гг.) и Париже (1878 г.). С 1883 г. эта работа была продолжена в Берне, где в 1886 г. после трех дипломатических конференций было подписано универсальное соглашение, получившее название Международной конвенции об охране литературных и художественных произведений. Соглашение было подписано 10 государствами: Бельгией, Великобританией, Германией, Испанией, Италией, Либерией, Гаити, Тунисом, Францией и Швейцарией. В сентябре 1887 г. делегаты этих стран (за исключением Либерии) обменялись ратификационными грамотами, и в соответствии со ст. 20 Конвенция вступила в силу спустя три месяца, т. е. 5 декабря 1887 г.
Для разрешения основных проблем, стоявших перед создателями Бернской конвенции, т. е. коллизий между различными национальными законодательствами, было выработано два дополняющих друг друга принципа: ассимиляции (или национального режима) и минимального объема охраны.
Первый из них — предоставление иностранцу — гражданину страны-участницы Конвенции в других странах-участницах прав в объеме, определенном для своих граждан (ст. 5, п. 1); второй — установление пределов в объеме прав, ниже которых не может опускаться уровень охраны авторского права иностранца. Так, Конвенция 1886 г. закрепляла за обладателями авторских прав 10-летнее право на перевод произведения, исчисляемое со дня его первой публикации, и право публичного представления драматических и музыкально-драматических произведений (как опубликованных, так и неопубликованных), Странам-участницам разрешалось заключать дополнительные соглашения друг с другом, направленные на предоставление авторам больших прав, чем предусмотрено Конвенцией.
Одним из наиболее существенных правил, выработанных в Берне в 1886 г., было предоставление обладателю авторского права возможности не выполнять различных формальностей в стране, где требуется охрана, при условии, что он выполнил таковые у себя в стране.
К основным положениям Конвенции можно отнести и отсылочные нормы, устраняющие коллизии путем отсылки к законодательству страны, где требуется защита, либо к праву страны, где была произведена первая публикация произведения.
Значительный интерес представляет анализ основного правила применимости охраны по Конвенции 1886 г. Теоретически при решении этой проблемы можно исходить из двух посылок: территориальной и национальной. Первая означает признание охраны за произведением, впервые опубликованным на территории государства-члена Конвенции, вне зависимости от гражданства автора, а вторая предоставляет охрану произведению, автор которого является гражданином страны-участницы, вне зависимости от места первой публикации произведения.
На Конференции 1886 г. было объявлено о создании Бернского союза из стран-участниц Конвенции и избрано Международное бюро этого Союза, предусмотрены правила присоединения к Конвенции новых государств, порядок изменения Конвенции.

III. Первая конференция по пересмотру Бернской конвенции состоялась в Париже в 1896 г. К числу нововведений парижского текста следует отнести включение понятия «публикация» и определение его как «выпуска копий». Таким образом, представление драматических, драматическо-музыкальных произведений, исполнение музыкальных произведений, выставка произведений изобразительного искусства к понятию «публикации» не относились.
На решениях конференции 1896 г. сильно отразилось стремление ряда делегаций повысить уровень охраны авторских прав. Именно с этой целью конференция конкретизировала принцип национального режима без изменения его смысла. К произведениям, подлежащим охране, были добавлены работы, появившиеся после смерти автора.
Как уже отмечалось выше, Бернская конвенция в редакции 1886 г. ограничивала право автора на перевод его произведения 10 годами. В 1896 г. это правило было изменено таким образом, что авторы и их правопреемники могли пользоваться этим правом в течение всего срока действия авторского права. Однако если автор не воспользовался правом на перевод в течение 10 лет со дня первой публикации своего произведения, то это право прекращалось.
К важнейшим изменениям следует отнести также и уточнения Конвенции, в соответствии с которыми специально подчеркивалось, что охрана предоставлялась произведению, впервые опубликованному в стране-участнице Конвенции, даже в том случае, когда автор является гражданином страны, не входящей в Бернский союз. Таким образом, территориальный принцип Конвенции оставался неизменным, однако акцент постепенно переносился с издателя на автора произведения.

IV. В процессе развития норм конвенционной охраны Бернской конвенции важное место занимает Берлинская конференция 1908 г., результатом работы которой был почти полный пересмотр основных положений Конвенции и придание ей той формы, которую она сохранила и по сей день.
Основные положения Берлинского текста Конвенции сводились к следующим моментам:
1. Бернская конвенция в редакции 1886 г. ставила охрану авторского права в зависимость от условий и выполнения формальностей, предусмотренных в стране первой публикации. На Берлинской конференции было решено отказаться от всех формальностей даже в том случае, если в стране первой публикации они существуют.
2. Берлинский текст Конвенции более точно определил понятие объектов охраны и несколько расширил их круг за счет произведений хореографии и пантомимы, кинематографии, архитектуры и фотографии. Более того, новый текст предусмотрел право композиторов разрешать адаптирование их произведений для исполнения аппаратами механического воспроизведения и публичное исполнение этими аппаратами. Правда, это правило содержало оговорку о том, что законодательства стран-участниц могут установить специальные условия его применения.
3. Правила, регламентирующие право на перевод, были также расширены: это право признавалось на протяжении всего срока охраны без всяких ограничений. При этом правила Конвенции 1896 г. отменялись, за исключением тех случаев, когда какая-либо страна пожелает сохранить их.
4. Конференция 1908 г. установила срок охраны авторского права в 50 лет, исчисляемых со дня смерти автора. Однако это правило не носило обязательного характера, так как допускались различия в сроках охраны авторского права, определяемые законом страны, где испрашивается защита, с условием, что этот срок не должен превышать тот, который установлен в стране происхождения произведения.
5. Конвенция более четко определила понятия литературного и художественного произведений и закрепила положение о том, что эти произведения должны подлежать охране во всех странах-участницах с обязательным отражением этого в национальных законодательствах.
6. Наконец, в новой редакции Конвенции были признаны права автора на воспроизведение и публичное представление работ в кинематографе.

V. Интенсивное развитие средств массовой информации, прогресс в области полиграфии и книгопечатания, кинематографии и радиовещания, начавшиеся в первой половине нынешнего столетия, существенно повлияли на методы многопланового использования литературных и художественных произведений. Одной из существенных новелл, что привело к введению ряда одобренных Римской конференцией, было признание за обладателем авторского права правомочия на трансляцию произведения по радио. Кроме того, был повышен уровень охраны авторских прав по Конвенции в связи с включением в перечень охраняемых произведений устных литературных произведений (лекций, речей, проповедей и т. п.).
В дополнительной статье (2 bis) государствам предоставлялись права исключать из числа объектов охраны политические доклады и речи, произнесенные в судебных дебатах, а также определять условия, при которых лекции, проповеди и речи могут быть использованы в прессе.
К числу наиболее важных новых положений Римского текста Бернской конвенции следует отнести также признание так называемых личных прав автора, которые сохраняются за ним и при уступке имущественных прав (издание, публикация, постановка и т. п.). Правда, объем и условия применения личных прав Конвенция не определяла, отсылая в этом вопросе к национальным законодательствам. Она лишь ограничила их временем жизни автора. Английская делегация на Римской конференции возражала против принятия этой нормы, опасаясь того, что это потребует принятия Великобританией специального закона, так как личные права авторов не охраняются британским правом. Эти возражения были сняты лишь после того, как участники конференции заверили представителей Великобритании, что существующая у них система охраны интересов автора общим правом достаточна для обеспечения необходимого уровня охраны личных прав.

Среди других новшеств Римского текста Конвенции можно отметить применение принципа неделимости, целостности произведения при исчислении сроков охраны авторского права для работ, созданных в соавторстве, а также придание правилам Конвенции обратной силы, что было сохранено всеми последующими текстами. Важно отметить также, что на Римской конференции было упразднено право стран на оговорку о том, что они продолжают считать себя связанными правилами предыдущих текстов Конвенции. Однако возможность оговорки о норме, регулирующей право перевода, сохранялась.

VI. Для характеристики международной системы охраны авторских прав, сложившейся до второй мировой войны, определенный интерес представляет сравнение положений Гаванской конвенции об охране литературной и художественной собственности, принятой на шестой Панамериканской конференции, и Римского текста Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений, которыми фактически завершился процесс эволюции международного авторского права в этот период.
Положения Гаванской конвенции и Римский акт Бернской конвенции имеют много общего, вместе с тем, между ними имеются и различия. Так, обе конвенции признали общее понятие объекта охраны. Таким объектом стали все произведения в области литературы, науки и искусства, вне зависимости от способа и формы их выражения. В обеих конвенциях перечень конкретных объектов не носил исчерпывающего характера. Более существенные различия относятся к субъектам охраны. Если Римский текст Бернской конвенции охранял авторские права всех граждан Союза и иностранцев (при условии опубликования ими произведения на территории Союза), то Гаванская конвенция делает акцент на самом произведении, которое подлежит охране во всех странах-участницах, при условии, что оно признается в стране происхождения. Это очень важно, так как Гаванская конвенция основным условием охраны признает не публикацию, а регистрацию авторского права в одной из стран-участниц. Поэтому, даже если работа опубликована вне этих стран, но зарегистрирована в них, она подлежит охране во всех государствах-членах. Таким образом, различия между конвенциями остаются и в вопросах выполнения формальностей. Как уже отмечалось, Римский текст не требовал соблюдения формальностей (таких, например, как регистрация). Более того, теоретически гарантия прав в каждой стране Союза не зависела от факта охраны в стране происхождения.
По основному принципу применения обе конвенции также существенно отличались: если Римский текст Бернской конвенции придерживался правила, согласно которому уровень охраны авторского права зависит от законодательства страны, где она испрашивается, то Гаванская конвенция применяла принцип страны происхождения.
Римский текст Бернской конвенции отличается от текста Гаванской конвенции и тем, что он не содержит общего перечня прав автора. Однако, если объем охраны в Бернском союзе определялся правами, предоставляемыми автору в стране, где испрашивается защита, то Гаванский текст исходит из объема прав, установленного в стране происхождения произведения.
Обе конвенции предусматривают охрану личных прав автора, но Бернская в этом отношении идет дальше, так как содержит более широкое понимание этих прав.
По вопросу ограничения авторских прав обе конвенции придерживаются примерно одинаковой точки зрения: литературные и художественные произведения, опубликованные в газетах и журналах, не могут воспроизводиться без разрешения обладателей авторского права. Перепечатка газетных статей иного характера, с указанием источника заимствования, допускается, если это не запрещено первой напечатавшей их газетой. Что касается прав использования фрагментов из литературных и художественных произведений для образовательных и научных целей либо для использования в хрестоматиях, то Гаванская конвенция прямо разрешает это, а Римский текст Бернской конвенции отсылает к национальным законодательствам стран-участниц.

VII. Несмотря на некоторые различия, принципиальных разногласий между Бернской и Американской системами международной охраны авторских прав, как видим, нет. Учитывая это, на Римской конференции возник вопрос о желательности выработки единой конвенции для всех континентов. Это стремление нашло свое отражение и в решениях IX сессии Лиги Наций, в соответствии с которыми было начато изучение вопроса о возможности выработки единого соглашения о международной охране авторских прав путем сравнения Бернской и Американской систем. Аналогичные меры были предприняты и Латиноамериканским союзом в 1931 г., который пригласил для этого исполком Американского института международного права. VII Международная конференция американских государств в 1933 г. одобрила проект новой Конвенции, учитывающий положения обеих сторон.
Основные положения этого проекта сводились к следующему:
1. Американские государства признают и охраняют литературную и художественную собственность в соответствии с их национальными законодательствами и международными соглашениями, участниками которых они являются.
2. Авторское право на любое литературное или художественное произведение означает для авторов, их наследников и других правопреемников исключительное право распоряжаться их произведением, публиковать, переводить или разрешать перевод, а также воспроизводить произведения в любой форме.
3. Авторы литературных или художественных произведений имеют исключительное право разрешать воспроизведение, издание и публичное представление их работ посредством кинематографа. Кинематографические версии литературных и художественных произведений должны охраняться так же, как и оригинальные.
4. Авторы литературных или музыкальных произведений имеют исключительное право запрещать адаптацию их произведений для исполнения на аппаратах механического воспроизведения.
5. Переводы, произведенные на законном основании, охраняются как оригинальные произведения, но их авторы не могут препятствовать публикации других переводов этого же произведения.
6. Лицо, чье имя или общеизвестный псевдоним указаны на произведении, считается его автором, пока не будет доказано противное.
7. Срок охраны авторского права должен определяться законом страны, где требуется защита, без превышения сроков, установленных в стране происхождения произведения.
8. Территорией первой публикации произведения признается страна его происхождения; в случае одновременной публикации произведения в нескольких странах страной происхождения признается та, которая устанавливает наименьший срок охраны авторского права.
9. Речи, произнесенные или зачитанные на всевозможных конгрессах и ассамблеях, в судах, на различного рода собраниях (как и выдержки из литературных или научных публикаций, при условии указания автора или издателя), могут быть опубликованы в прессе без предварительного на то разрешения автора и вне зависимости от положений, содержащихся во внутреннем законодательстве каждой страны.
10. Воспроизведение части литературных или художественных произведений в общеобразовательных изданиях и хрестоматиях не является нарушением авторского права и может быть произведено свободно.
11. Автор, полностью уступивший имущественные права, сохраняет право препятствовать искажению и другим изменениям его работы, которые могут нанести ущерб его чести или репутации.
12. Национальные законодательства могут резервировать за автором право разрешать, контролировать или запрещать распространение, публичное представление или выставление отдельных произведений.
Дальнейшее развитие системы международной охраны авторских прав происходит на базе деятельности Лиги Наций, которая на XV сессии в 1934 г. отметила усилия, предпринятые для унификации обеих систем с целью слияния двух конвенций (Гаванской и Бернской) либо создания новой конвенции, заменившей уже существующие.
По рекомендации Лиги Наций в 1936 г. под эгидой Бернского союза созывается комитет экспертов для обсуждения и выработки основных принципов всемирной системы охраны прав авторов. Этот комитет одобрил предварительный проект конвенции об авторском праве. Проект состоял из 23 статей и содержал принципы, в основном не противоречащие ни одной из конвенций. Различия касались лишь второстепенных моментов. Так, произведения архитектуры по проекту не включались в круг произведений, подлежащих охране, как предусматривалось в Гаванской конвенции. Исключались также произведения искусства, имеющие промышленное значение, что предусматривал Римский текст Бернской конвенции. Круг лиц, чьи авторские права подлежат охране, проект ограничивал авторами-гражданами государств-членов Конвенции. Основным коллизионным правилом будущей конвенции предлагалось установить lex fori. Предусматривалось также, что страны, в которых закон требует выполнения формальностей для признания авторского права, могут возложить их выполнение в отношении произведений, опубликованных в других странах, на Бюро в Берне, которое будет производить соответствующую регистрацию. Эта регистрация должна состояться в течение года с момента публикации.
Проект содержал положения аналогичные положениям Гаванской конвенции, которые предоставляют автору исключительное право распоряжаться, публиковать, переводить, разрешать перевод и воспроизводить произведение в целом или его часть в любой форме.
Срок охраны авторского права определялся правом страны, где требуется защита с условием, что он не может быть больше такого срока в стране происхождения произведения.
Таковы основные черты международной системы охраны авторских прав, сложившейся к началу второй мировой войны, которая прервала работы как в области дальнейшего развития Бернской и межамериканских конвенций, так и в области их унификации и создания единой универсальной системы.

VIII. Бернская конвенция была подвергнута существенным изменениям на конференции в Брюсселе в 1948 году. Основными целями этого пересмотра являлось достижение как можно более полной степени унификации национальных норм участвующих в Союзе государств и правил применения Конвенции, а также приспособление конвенционных положений к новым условиям технического и научного прогресса в области средств и методов использования охраняемых авторским правом произведений литературы, науки и искусства. Важно отметить, что к этому времени национальные законодательства участвующих государств в большинстве своем уже содержали довольно интересные новые правила, регулирующие воспроизведение, распространение, публичное исполнение и передачу произведений при помощи новых технических средств.
Унификация национальных норм, по мысли авторов этого варианта, должна достигаться путем усиления принципа главенства положений Конвенции над правовыми нормами, содержащимися в национальных законодательствах.

IX. После очередного изменения Бернской конвенции в Брюсселе международная система охраны авторских прав продолжала оставаться эффективным правовым инструментом в распоряжении основных капиталистических государств Западной Европы, а также некоторых развитых стран Азии и Америки. Главным же недостатком этой системы в глазах крупных издателей и книготорговцев было отсутствие в числе участников Конвенции Соединенных Штатов, которые отказывались присоединиться к Бернскому союзу в связи с тем, что уровень охраны авторского права по Конвенции был слишком высок по сравнению с их внутренним законодательством.
Вместе с тем американский книжный рынок являлся самым широким среди государств. Американская полиграфическая промышленность с ее огромными производственными мощностями чувствовала себя стесненно в национальных границах. Общее количество рабочих, занятых в этой промышленности к началу 50-х годов, превысило 470 тыс. с ежегодным доходом в 6 млрд. дол. Однако, экспортируя свою печатную продукцию в другие страны, книгопромышленники и торговцы терпели значительные убытки в связи с тем, что произведения, впервые опубликованные в США, не пользовались охраной за их пределами. Именно эти обстоятельства и определили стремление Соединенных Штатов приобщиться к международной системе охраны авторских прав. Для решения этой задачи была выбрана ЮНЕСКО, где политические позиции США были тогда достаточно крепкими для того, чтобы нормы новой многосторонней конвенции учитывали и обеспечивали интересы США.
Вместе с тем существовали и другие страны, выражавшие неудовлетворенность высоким уровнем правового режима Бернской конвенции либо не считавшие для себя возможным присоединиться к ней по этой причине. Речь идет о молодых независимых государствах Латинской Америки, Азии и Африки, которые стали образовываться в связи с начавшимся процессом развала мировой колониальной системы.
Работы по выработке новой конвенции начались в 1948 г. и заняли три года. К 1951 г. был подготовлен проект Всемирной конвенции, который был представлен на рассмотрение дипломатической конференции 1952 г. Причем, как неоднократно подчеркивалось на различных уровнях, при работе над проектом никаких сложных теоретических проблем не ставилось и не разрешалось. Единственная проблема, серьезно беспокоившая работающих над проектом, сводилась к тому, как разрешить стоявшие проблемы без изменений национальных законодательств будущих государств-членов.
Всемирная конвенция об авторском праве была принята на состоявшейся в Женеве в сентябре 1952 г. межправительственной конференции с участием представителей 50 стран. Конвенция вступила в силу в сентябре 1955 г.
Женевская конвенция об авторском праве открывается преамбулой, не содержащей положений нормативного характера. Она примечательна, однако, тем, что содержит общую декларацию о стремлении стран-участниц конференции создать международно-правовой инструмент, приемлемый для возможно более широкого круга стран и направленный на облегчение распространения произведений интеллектуального творчества в целях лучшего международного взаимопонимания. В преамбуле подчеркивалось, что Всемирная конвенция создается в дополнение к уже существующим международным соглашениям (Бернской и межамериканским конвенциям) и не затрагивает их. В данном случае проявилось стремление представителей развитых стран Запада (в частности, Великобритании, Италии, Франции) оставить в неприкосновенности Бернскую систему.
Проблеме урегулирования соотношений между новой Конвенцией и уже существующими много- и двусторонними соглашениями посвящены ст. XVII, XVIII, XIX Конвенции и Декларация, к ст. XVII. Здесь регулируются две проблемы:
а) защита Бернского союза от конкурирующего влияния Всемирной конвенции установлением своего рода санкций к странам, покинувшим Бернский союз и присоединившимся к Всемирной конвенции;
б) установление порядка применения Всемирной конвенции странами Бернского союза.
Основную правовую нагрузку в установлении связей между Бернской и Всемирной конвенциями несет прилагаемая к ст. XVII Декларация, которая в соответствии со ст. XVII является неотъемлемой частью Конвенции и имеет правовое значение для государств, являющихся членами Бернского союза на 1 января 1951 г., либо тех, которые присоединились к нему позднее.
В соответствии с Декларацией произведения, территорией происхождения которых является страна, вышедшая из Бернского союза после 1 января 1951 г., не пользуются охраной, предоставляемой Всемирной конвенцией в странах Союза. Напомним в связи с этим, что в соответствии с Брюссельским текстом Бернской конвенции территорией происхождения неопубликованного произведения является страна гражданства автора, а для опубликованного произведения — страна первой публикации.
Анализируя положения Декларации, прежде всего следует обратить внимание на то, что эти положения, по существу, налагают обязательства на страны в обход их национального суверенитета; это было одной из основных причин для отказа от присоединения к Всемирной конвенции многих стран.
На укрепление Бернского союза направлено и второе правило Декларации, установившее порядок применения положений Всемирной конвенции странами этого Союза. Декларация устанавливает, что Всемирная конвенция не должна применяться ко взаимоотношениям между странами Бернского союза тогда, когда речь идет о произведениях, страной происхождения которых является страна Союза. Таким образом, если речь идет об охране итальянского произведения во Франции (обе страны — участницы как Бернского союза, так и Всемирной конвенции), то для этого можно применять лишь положения Бернской, а не Всемирной конвенции. Однако, если речь идет о французском произведении, впервые опубликованном в США, то Италия должна при охране произведения французского автора пользоваться положениями Всемирной конвенции. Но и здесь возникает противоречивая ситуация: если следовать буквальному смыслу, то можно представить себе случай, когда произведения, странами происхождения которых окажутся те, которые присоединились к различным текстам Бернской конвенции, не будут пользоваться охраной ни по Бернской конвенции, ни по Всемирной.
Представляется, что толковать это правило Декларации следует таким образом, что положения Бернской, а не Всемирной конвенции применяются лишь к тем произведениям, страны происхождения которых связаны одним и тем же текстом Бернской конвенции.
Взаимоотношения между Всемирной и межамериканской конвенциями по авторскому праву регулируются ст. XVIII, которая подчеркивает, что Всемирная конвенция не затрагивает межамериканские конвенции и соглашения. В соответствии с этой статьей в случае различий между постановлениями одной из действующих или будущих межамериканских конвенций или одного из существующих или будущих соглашений, с одной стороны, и постановлениями Всемирной конвенции, с другой стороны, будет иметь преимущество последняя по времени заключения конвенция либо последнее по времени заключения соглашение. В настоящее время все латиноамериканские конвенции и соглашения заключены раньше Всемирной Конвенции, поэтому правила последней пользуются приоритетом в случае расхождений в правовом регулировании.
Несколько иной принцип применяется во взаимоотношениях Всемирной конвенции со всеми другими много- и двусторонними соглашениями, существующими между двумя или более государствами-членами ко времени вступления в силу Конвенции, которая не аннулирует эти соглашения. В случае же какого-либо расхождения между положениями действующих соглашений с положениями Всемирной конвенции преимущество отдается правилам последней. При этом, как и в случаях взаимоотношений с межамериканскими конвенциями, права на какие-либо произведения по действующим конвенциям или соглашениям не затрагиваются.
Говоря о приоритете положений Всемирной конвенции в случае расхождений с правилами межамериканских конвенций (ст. XVIII) либо других много- или двусторонних соглашений (ст. XIX), существовавших ранее вступления ее в силу, следует отметить, что само условие о возможности расхождений создает почву для различного толкования. Однако до настоящего времени споров по толкованию статей XVIII и XIX не возникало.
Избрав своим основным правилом охраны интересов обладателей авторских прав принцип национального режима, Всемирная конвенция содержит ряд материально-правовых норм, наличие которых обеспечивает необходимый минимум охраны авторских прав в участвующих государствах. К этим нормам относятся закрепление права перевода и установление минимального срока охраны (25 лет).
Также следует отметить, что Конвенция применила новый, доселе не встречавшийся в международной практике метод ограничения этого права путем выдачи при определенных обстоятельствах так называемой принудительной лицензии на перевод. И еще один случай ограничения принципа национального режима заслуживает особого внимания-речь идет о механизме преодоления существующей в некоторых странах обязанности выполнения заинтересованным лицом так называемых формальностей (депонирование экземпляров произведения, залог, регистрация, объявление, нотариальное засвидетельствование, уплата пошлин и т.п.) для признания за ним авторских прав на охраняемое произведение.
Статья III Конвенции не требует от стран, в национальных законодательствах которых имеются указания о формальностях как о непременном условии охраны авторского права, отказаться от них. Однако что касается иностранцев, то, какие бы требования ни предъявлялись национальными законодательствами, они считаются выполненными в отношении любого охраняемого произведения, которое впервые выпущено в свет вне территории этого государства, если, начиная с первого выпуска в свет этого произведения, все его экземпляры, выпущенные с разрешения автора или другого обладателя авторского права, будут иметь знак С, сопровождаемый именем обладателя авторских прав и годом (указание дня и месяца не обязательно) первой публикации.
Заканчивая рассмотрение основных положений Всемирной конвенции об авторском праве, следует подчеркнуть еще два важных момента.
1. Оговорки к Конвенции не разрешаются. Таким образом, страна, присоединяющаяся к Конвенции, принимает все без исключения ее положения.
2. Все споры между государствами, участвующими в Конвенции, по поводу ее толкования либо ее применения, не разрешенные самими сторонами, передаются на рассмотрение Международного Суда.

X. В числе конференций, изменявших и дополнявших Бернскую конвенцию Стокгольмская конференция 1967 г. занимает особое место. Вместе с вопросом о правовом режиме использования охраняемых произведений развивающимися странами, на Стокгольмской конференции дальнейшую эволюцию претерпели нормы, определяющие следующие понятия и институты международного авторского права:
1) были усовершенствованы «критерии применимости» Бернской конвенции и уточнены такие понятия, как «страна происхождения» и «выпуск в свет»;
2) расширен объем авторских правомочий путем признания «права автора на воспроизведение»;
3) упорядочен режим кинематографических произведений;
4) уточнен принцип охраны личных прав автора;
5) удлинен срок охраны некоторых авторских правомочий.

XI. В эволюции системы международной охраны авторских прав особое место занимает и такой важный этап, как Парижские конференции 1971 г. по одновременному пересмотру Всемирной и Бернской конвенций.
Представляется целесообразным остановиться лишь на тех вопросах, которые имеют отношение к международной системе охраны авторских прав в целом. Следует отметить, что наряду с выработкой «особого механизма», позволяющего участвующим в конвенции развивающимся странам иметь более свободный доступ к охраняемым произведениям (а это было основной задачей конференции), во Всемирную конвенцию был включен ряд новых правил, которые повышали общий уровень конвенционной охраны и тем самым сближали его с уровнем, характерным для Бернской конвенции. С этой целью был существенно изменен принцип национального режима путем дополнительного упоминания о предоставлении обладателям авторского права охраны, специально предусмотренной настоящей Конвенцией.
Во Всемирную конвенцию была включена новая статья, содержащая положения по охране основных прав, обеспечивающих имущественные интересы автора, включая исключительное право на воспроизведение своего произведения любыми способами, а также его публичное исполнение и радиотрансляцию. Эти права распространяются на произведение как в его оригинальной форме, так и на все другие формы, на нем основанные.
На повышение уровня охраны были направлены также специальные положения Всемирной конвенции, регламентирующие право государств-членов допускать исключения из правил по охране основных прав автора. Прежде всего эти исключения не должны противоречить «духу и букве» Всемирной конвенции в редакции 1971 г. Такое условие как бы дополнило обязательства государств-членов обеспечить «соответствующую и эффективную охрану» правообладателей.
Кроме того, на конференции также подчеркивалось, что «дух» Конвенции должен определяться и ст. 27 Всеобщей декларации прав человека ООН, которая провозгласила права любого лица свободно участвовать в культурной жизни общества и пользоваться охраной своих личных и экономических интересов, являющихся результатом научных, литературных и художественных трудов.
И, наконец, участники конференции одобрили идею «a contrario principle», сводящуюся к тому, что новый режим выдачи принудительных лицензий на использование охраняемых произведений может быть применен лишь развивающимися странами, остальные государства могут обращаться к таким лицензиям исключительно по правилам ст. V Всемирной конвенции.
Вместе с тем на конференции было еще раз подчеркнуто, что Всемирная конвенция не подлежит применению в отношениях между участниками Бернского союза в тех случаях, когда речь идет об охране произведений, страной происхождения которых является одно из государств этого Союза.
Существование двух текстов Всемирной конвенции неизбежно обостряет проблему их соотношения и затрудняет получение ответа на вопрос, какой же текст применяется в отношениях между странами, одна из которых присоединилась к Конвенции в редакции 1952 г., но не сделала этого в отношении Конвенции в редакции 1971 г., и страны, которая присоединилась к последнему тексту. Эта проблема принципиально важна, ибо затрагивает общий принцип суверенитета государств, которые не могут быть связаны обязательствами международного договора, к которому они не присоединились. К сожалению, советская, а позже — Российская доктрина до настоящего времени обходила вниманием эти положения Всемирной конвенции.
Окончательный текст соответствующей нормы (п. 4 ст. IX), одобренный после долгих дебатов, отличается как от проекта, подготовленного предварительными совещаниями, так и от предложений, выдвинутых на самой конференции рядом государств. В соответствии с п. 4 ст. IX Конвенции государства, присоединившиеся к тексту 1952 г., и государства, присоединившиеся к тексту 1971 г., регулируют свои отношения на основе правил текста 1952 г. Однако любое из таких государств-участников Конвенции 1952 г. может путем нотификации Генеральному директору ЮНЕСКО объявить о допустимости применения всеми государствами-членами Конвенции в редакции 1971 г. ее правил к произведениям своих граждан либо произведениям, впервые опубликованным на его территории. Таким образом, принятая формула не вынуждает государство-члена Конвенции в редакции 1952 г. выбирать среди государств, присоединившихся к измененному тексту, те, которые могут применять ее правила, и те, которые не могут этого делать.

Комментарии запрещены.