postheadericon Эксклюзивное право

.

Возникает справедливый вопрос: может ли российский государственный деятель передать за рубеж что-то, что ему никогда не принадлежало, что-то чрезвычайно ценное, вернее, не имеющее цены, сравнимое с экспонатами Эрмитажа или Оружейной палаты. Передать в постоянное и безраздельное пользование так, чтобы никто другой не мог им пользоваться не только из зарубежных, но и российских партнеров, причем в течение нескольких лет, а потом еще успешно защищать эту незаконную сделку, вводя в заблуждение не только от отдельных лиц, но даже представителей правительственных и президентских структур?


Не может, — скажете вы. Это невозможно даже в наше непростое время.
Ничуть не бывало, это одна из сделок бывшей Генеральной дирекции по международным связям и вещанию на зарубежные страны бывшей Российской государственной телерадиовещательной компании «Останкино», которая была заключена несколько лет назад с одной американской фирмой и которой, несмотря на огромный, нанесенный российской культуре вред, так и не была дана соответствующая правовая оценка.
В 1992 году некто В.В.Лазуткин, будучи одним из руководителей «Останкино», с двумя другими должностными лицами незаконно и негласно передал одной малоизвестной американской фирме «Ю.С.С.Ю. Артс. Груп. Инк.» эксклюзивные права на использование записей классической музыки.
Авторы договора о совместной деятельности скорее всего знали, что поступают незаконно. Поэтому почти все пункты документа, претенциозно названного «Заявление сторон», полны неточностей и натяжек.
«Партнеры настоящим заявляют и гарантируют следующее:
1.1. что их финансовое положение является устойчивым, надежным, платежеспособным;
1.2. что заключение этого Договора и других соглашений и контрактов, возникающих из и/или в связи с данным Договором и выполнение обязательств, предусмотренных Договором, соответствуют их статусу и не являются нарушением требований закона, положений, инструкций и других нормативных актов (! авт.);
1.3. что до заключения этого Договора партнеры приобрели необходимые разрешения и подтверждения от их соответствующих национальных властей и им не требуется получать никаких дополнительных разрешений от других сторон и/или государственных властей;
1.4. что партнеры заключили настоящий Договор под своими собственными именами, не ставя перед собой целей передачи своих прав и обязанностей в соответствии с настоящим соглашением другой стороне.
1.5. В течение срока действий Договора стороны не будут предоставлять другим юридическим и физическим лицам прав, несовместимых с правами, предусмотренными настоящим Договором.
1.6. „Компания“ является Российской бюджетной организацией, созданной Указом Президента РСФСР, и имеет соответствующие полномочия российских властных структур для осуществления своих обязательств по настоящему Договору.
1.7. „Корпорация“ является фирмой, должным образом созданной, законно существующей и имеющей хорошую репутацию по законам штата Калифорния (США), а также квалификацию на ведение бизнеса, предусмотренного настоящим Договором, и обладает всеми необходимыми правами, полномочиями и властью для заключения и исполнения настоящего Договора».
Все бы ничего, если бы не один нюанс; все эти записи классической музыки никогда не принадлежали Компании, а являлись общефедеральной собственностью и хранились в Государственном фонде телевизионных и радиопрограмм, который находился в то время лишь в оперативном подчинении у «Останкино». Об этом в Договоре не сказано ни слова.
Но не только это вызывает недоумения при ознакомлении с данным документом. Уже его первая статья «Заявление партнеров» звучит довольно странно: кажется будто не равноправные партнеры, а скорее соучастники какого-то сговора заранее запасаются для себя алиби.
Не касаясь финансового положения сторон, отметим, что РГТРК «Останкино», заключив данный Договор, вопреки заявлению, нарушила целый ряд Законов и подзаконных актов. И прежде всего Закон РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках».
По заключению Государственной архивной службы России: «Телерадиофонд» является единственным субъектом на рынке услуг — предоставления права пользования аудио-видео записями произведений классической музыки. Других аналогичных хранилищ в Москве и Российской Федерации не имеется. Это позволяет в соответствии со ст. 4 Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» отнести «Телерадиофонд» к хозяйствующим субъектам, занимающим доминирующее положение на Московском рынке услуг по предоставлению права пользования аудиовизуальными записями произведений классической музыки.
Приказом N 359 от 03.03.94 г. начальника Антимонопольного управления Москвы «Телерадиофонд» был включен в «Государственный Реестр РФ объединений, предприятий и организаций монополистов на Московском товарном рынке».
28.01.94 г. «Телерадиофонд» отказал ТОО фирме «Русский компакт-диск» в предоставлении записей классической музыки дирижеров Мравинского и Голованова, хранящихся в архивах фонда, что является нарушением ст. 5 Закона РСФСР «О конкуренции...», и квалифицируется как злоупотребление своим доминирующим положением на рынке услуг по предоставлению права пользования аудио-видео записями произведений классической музыки. Компания «Останкино», в свою очередь, совершила действия, выразившиеся в ограничении самостоятельности хозяйствующего субъекта, занимающего доминирующее положение, и создании дискриминирующих условий деятельности для одних и благоприятных для других хозяйствующих субъектов на названном выше рынке услуг потому, что:
а) на основании введенных в действие с 3 августа 1992 года «Основ гражданского законодательства» этот Договор ущемляет обладателей авторских и смежных прав: авторов произведений, исполнителей, создателей звуко и видео записей, наследников и иных преемников и правопреемников (.п.2.3; 2.5; 3.2; 3.3; 4.2.1 Договора);
б) включение Компанией «Останкино» в Договор с американской корпорацией Ю.С.С.Ю. Артс. Груп. Инк. п. п. 1.5, 2.1 и 11.4 существенно ограничивают конкуренцию на рынке услуг по предоставлению права пользования аудио-видео записями произведений классической музыки.
Кроме того, Договор заключен без разрешения Роскомархива, чем был нарушен п. 24 Положения о Государственном архивном фонде РОССИЯ, утвержденного Постановлением СМ РОССИЯ от 04.04.80 г. N 274, и действовавшего на территории России в период заключения Договора в соответствии с Законом РСФСР «О действии актов органов Союза ССР на территории РСФСР» от 24.10.90 г. Пользование документами Государственного архивного фонда организациями и гражданами иностранных государств допускается только с разрешения Главархива РОССИЯ, правопреемником которого в момент подписания договора (январь 1992 г.) являлся Комитет по делам архивов при Правительстве РСФСР — Роскомархив.
По заключению Института государства и права РАН, ввиду того, что в архиве большей частью хранятся произведения, записанные до 3 августа 1992 г., спорным также является то, что на момент заключения Договора у телерадиокомпании «Останкино» имелись исключительные права на аудио-видеопроизведения, хранящиеся в «Телерадиофонде».
Следовательно, Компания «Останкино» сама, не обладая исключительными правами на аудио-видеопроизведения, не могла предоставить Корпорации исключительных прав на использование таких произведений, так как Компания не может передавать третьим лицам права использования таких произведений без разрешения обладателя авторского права, если оно еще остается в силе. (Решение Антимонопольного управления г. Москвы N 1-680а от 23.03.94 г.).
Наверное, составители Договора с самого начала отдавали себе отчет в том, что он незаконный и несправедливый по отношению к российской стороне, российской культуре. Поэтому американские партнеры не поскупились на обещания...
...4.1. «Корпорация» обязуется: 4.1.1. в течение 1992 года направить специалистов для изучения и организации деятельности архива «Компании» в соответствии с мировой практикой и стандартами.
4.1.2. с целью получения наиболее эффективной возможности доступа к базе данных архивов «Компании» для последующей коммерческой реализации создать компьютеризированный каталог всех имеющихся аудио и видео-фондов классической музыки.
4.1.3. создать и использовать совместную реставрационную техническую базу для сохранности архива «Компании».
4.1.4. обучить специалистов архива «Компании». 4.1.5. предоставить сведения о проданных правах и территориях, где эти материалы будут использованы.
4.1.6. принимать все меры для эффективного коммерческого использования материалов архивов «Компании» и начать производство, распространение и продажу видеопродукции не позднее чем по истечении 5 месяцев со дня подписания настоящего Договора.
4.1.7. не делать на аудио-видео и иной продукции, указанной в п. 2.1 настоящего Договора, никаких надписей или изображений, затрагивающих интересы или наносящих ущерб Российской Федерации, исполнителю, Компании или продюсеру. Аудио-видео и иная продукция, указанная в п. 2.1 настоящего Договора, должна быть выпущена под именем, торговой маркой или этикеткой, согласованной между сторонами.
4.1.8. Предоставить за свой счет аудио и видео кассеты и иные материалы для записи. Срок предоставления кассет, их количество и тип, будут согласованы дополнительно.
4.1.9. Возвратить все предоставленные Компанией материалы по истечении срока действия настоящего Договора.
4.1.10. Осуществлять рекламную компанию для продажи продукции, составляющей предмет настоящего Договора, с использованием и публикацией имен и фотографий исполнителей в рекламных целях.
4.1.11. Предоставлять Компании безвозмездно по 3 (три) экземпляра каждой выпущенной аудио-видео и иной продукции.
4.1.12. Высылать или иным образом предоставлять Компании прейскуранты цен (оптовых и розничных) продаваемой продукции. Корпорация оплачивает Компании затраты по изъятию, обработке, записи, перезаписи, дубляже, доставке материалов из архивов и отправке Корпорации по тарифам, применяемым к подразделениям Компании. (Ст. 6. Договора).
После реализации готовой продукции Компания получает 45 % прибыли, из которых по 5 % получают музыкальные редакции телевидения и радио, а 5 % перечисляются непосредственно на счет специализированного архивного предприятия «Телерадиофонд» (Ст. 7.1. Договора).
Корпорация обязуется перечислять прибыль от распространения материалов архива Компании не позднее месячного срока со дня поступления платежей в банке Корпорации (Ст. 7.2. Договора).
Корпорация выразила готовность всегда предоставлять Компании по ее просьбе любую запрашиваемую информацию о деятельности, оговоренной в настоящем Договоре.
Такое право может осуществляться через любого сотрудника Компании или уполномоченного им представителя. Компания также имеет право ревизовать и изучать бухгалтерские и статистические документы Корпорации в части, касающейся исполнения настоящего Договора. В течение срока настоящего Договора и до тех пор, пока Корпорация будет продавать аудио-видео и иную продукцию в соответствии с настоящим Договором, она обязуется направлять Компании один раз в три месяца не позднее, чем через 30 дней по их истечении письменные отчеты, подписанные уполномоченным лицом Корпорации и отражающие ход продажи за отчетный период. Эти отчеты должны содержать подробные сведения, включающие в себя название продукции и количество проданной продукции, оптовую цену, а также сумму отчислений, причитающихся Компании.
Платежи причитающихся Компании сумм будут производиться после выставления последних счетов, основанных на упомянутых в п. 8.4 отчетах, в долларах США на счет Компании. (Ст. 8. п. 1-5 Договора).
Руководители «Останкино» представили американской фирме «... эксклюзивное право, в том числе с правом выдачи лицензий третьим сторонам, на использование хранящихся в архивах Компании классических аудио-видео произведений для создания „Антологии классической музыки“» (п. 2.1 Договора). Это означало, что они отдали в полное безраздельное владение американцам целый пласт культурного наследия российского народа, все, что было записано на радио и телевидении за последние сорок пять с лишним лет. И эти записи они могли использовать как им заблагорассудится: «... в любых своих программах или продукции, которую может разработать для распространения или показа посредством любого средства массовой информации в мире, включая, не лимитируя трансляционные, театральные, печатные средства массовой информации, рекламные материалы, рекламу, книги и другие виды печатной продукции, пластинки, видеокассеты и видеодиски, компьютерные программы, видео, а также показ в театрах, по телевидению (коммерческому, кабельному, спутниковому и т.д.) продажу и другие виды распространения, ныне известные и неизвестные...» (п.2.5 Договора).
Каждый уважающий себя капиталист, получив практически даром бесценные сокровища, постарается как можно дольше владеть ими. Американцам показалось мало отлучить российских музыкантов и производителей аудио-видеопродукции от классических записей на семь лет. Российские партнеры и компания (здесь имеется ввиду не кампания «Останкино», а несколько руководителей TV, правдой и неправдой помогающие угождать американскому партнеру) с готовностью идут навстречу пожеланиям американских хозяев. Но делают это осторожно.
Для властей в договоре указывается срок действия Договора — семь лет. Хотя доступ к этому документу так ограничили, что даже бывший тогда председателем РГТРК «Останкино» Егор Яковлев узнал о существовании Договора через девять месяцев после его подписания (Российская газета 6.09.95 г.). Помимо Договора подписывается Дополнительное соглашение, о существовании которого не знает практически никто.
Столь строгие меры секретности приняты не случайно: в Соглашении статья 3 Договора о сроках совместной деятельности на 7 лет дополняется пунктами, отдающими американцам аудио-видеопродукцию Гостелерадиофонда фактически навсегда:
«3.4. В случае, если в указанный период доход составит 1 000 000 долларов (один миллион долларов США) и более, Договор автоматически пролонгируется на 10 (десять) лет.
3.5. Если в последующих 10-летних периодах доход также будет составлять 1 000 000 долларов (один миллион долларов США) и более, Договор автоматически пролонгируется на 10 (десять) лет» и т.д. и т.п. до бесконечности. Пока будет существовать интерес американской корпорации к нашим записям. Доход в миллион долларов за семь лет при общей стоимости отданных на откуп американцам фондов в несколько миллиардов долларов, цифра настолько смехотворно ничтожна, что уместно спросить российскую сторону: а почему не тысячу, не сто долларов, не двадцать центов, наконец. Ведь в данной ситуации — это практически одно и то же.
Дабы обезопасить хозяев от случайностей в тексте следующих двух пунктов договора цифра дохода в миллион вообще ликвидируется.
«3.6. Если доход за какой-либо период составит менее 1000000 (одного миллиона долларов США), то „Корпорация“ обязуется восполнить эту разницу в следующем 10-летнем периоде, Договор автоматически пролонгируется на 10 (десять) лет.
3.7. Договор автоматически пролонгируется на 10 (десять) лет и в том случае, если неполучение минимального дохода в сумме 1000000 долларов (один миллион долларов США) произошло по вине „Компании“ или в силу форс-мажорных обстоятельств».
А в последующем пункте вообще отброшены все разговоры о доходе, Договор продлится в любом случае, лишь бы американские хозяева захотели этого и соблюли элементарные формальности.
«3.8. Продление Договора в иных случаях, когда экономическая ситуация на мировом рынке сбыта аудиовидеопродукции не благоприятствовала достижению доходов в вышеуказанном размере, может быть осуществлено путем изъявления согласия на его продление, выраженного в письменной форме за 6 (шесть) месяцев до истечения срока Договора».
При составлении Договора в него были включены статьи об ответственности сторон, а также прекращения Договора и ликвидации партнерства. Только странным образом их пункты направлены как бы в противоположную сторону, на сохранение Договора при любых обстоятельствах. Уже пункт первый вызывает множество вопросов, на которые просто нет ответов:
Ст. 9.1 «За нарушение обязанностей, предусмотренных статьей 4 настоящего Договора, стороны обязуются возмещать причиненный друг другу ущерб».
Стоит лишь обратиться к любому пункту статьи 4, чтобы понять бессмысленность и безграмотность данного пункта. Пусть кто-нибудь попробует посчитать и взыскать с Корпорации ущерб за нарушение, например, пункта 4.1.4 за не обучение специалистов Компании, пункта 4.1.5 за не предоставление сведений и т. д. Полная бессмыслица. В следующем пункте статьи 9 Компания получила как бы право прекратить действия Договора в отношении Корпорации без ущемления каких-либо своих прав, в случае несоблюдения американской стороной своих обязательств, но при единственном условии, что Компания направит письменное уведомление и американская сторона в течение еще ста дней будет манкировать своими обязательствами. Но весь смысл в том, что американцы уже тогда были уверены, что Российская сторона никогда и ни при каких обстоятельствах не направит им этого письменного уведомления.
Поэтому в статье 11 «Прекращение Договора» партнеры-соучастники могли с чистой совестью написать: «Компания» и «Корпорация» не имеют права прекращать или ликвидировать партнерство либо обращаться с иском в суд о разделе, роспуске или ликвидации данного партнерства, кроме случаев, оговоренных в настоящем Договоре (п.1 ст.11).
А там партнеры-соучастники сговора естественно постарались составить условия прекращения Договора таким образом, что ни о каком разрыве партнерства, ни при каких обстоятельства даже речи быть не могло.
С письменного согласия партнеров по Договору американцы конечно могут отказаться от бесплатной кормушки лишь после того, как ее исчерпают, но это будет не скоро, т.к. приблизительная стоимость аудиовидеозаписей Фонда около 10 миллиардов долларов США.
Все прелести этого сотрудничества в полной мере испытали на себе руководители Гостелерадиофонда, единственной российской организации, с которой имела дело Корпорация «Ю.С.С.Ю. Артс. Груп. Инк.»
Через полтора года после подписания Договора (23 июня 1993 г.) Генеральный директор фонда Ю. Корнилов в очередном письме заместителю Председателя РГТРК «Останкино» В. Лазуткину пишет: «Считаем необходимым обратить Ваше внимание на ряд проблем, связанных с выполнением статей Договора, многие из которых на сегодняшний день не выполняются или требуют конкретизации и наполнения».
Особенно статьи четвертой, касающейся обязанностей сторон, большинство из которых американской стороной не выполнено. Так, не был создан компьютеризированный каталог всех имеющихся аудио и видео фондов классической музыки, также не создана современная реставрационная техническая база для сохранности архивов.
Создание первой очереди компьютеризованного каталога для аудиоматериалов было по согласованию с господином Тристаном Дэлом (председателем правления Корпорации «Ю.С.С.Ю. Артс. Груп. Инк.») намечено в срок до конца 1992 года. Работа не выполнена, т.к. отсутствует комплект необходимых технических средств. К созданию реставрационной базы еще не приступали и это несмотря на то, что Телерадиофондом год назад предоставлен список необходимого оборудования, который неоднократно корректировался, но так документально и не подтвержден представителем «Ю.С.С.Ю. Артс. Груп. Инк.», не согласованы сроки приобретения и поставок оборудования.
Для выполнения этих двух пунктов, очень важным вопросом является проблема инвестиций. В договоре нет оговорок об объемах инвестиций и сроках их вложения. Данный вопрос также ставился перед г-ном Т. Дэлом, но нет документального подтверждения о путях его решения.
Корпорация ни разу не представила сведений о проданных правах и территориях, где эти материалы будут использованы хотя в силу созданной в Гостелерадиофонде лицензионной картотеки необходимость выполнения данного пункта очевидна.
Высылать или иным образом предоставлять Компании прейскуранты цен (оптовых и розничных) продаваемой продукции — эти 2 пункта также не выполняются.
Согласно статьи V1 Договора Корпорации должна оплатить «Компании» т.е. фактически Фонду затраты по изъятию, обработке, дубликации, доставке из архивов по тарифам, применяемым к подразделениям «Компании».
Данная статья требует внесения дополнений и наибольшей конкретизации. На настоящее время Телерадиофондом для «Ю.С.С.Ю.» выполнен объем работ по переписи с оригиналов общим хронометражом 1 100 часов. Дэлом произведена оплата только 30 процентов понесенных Телерадиофондом затрат по предоставлению услуг Корпорации. В связи с инфляционными процессами в России, затяжка во взаиморасчетах со стороны «Ю.С.С.Ю.» влечет за собой большие убытки для Телерадиофонда. В этой связи необходимо установить расценки на предоставляемые Телерадиофондом услуги в твердой валюте и при взаиморасчетах использовать официальный валютный курс установленный на день производства расчетов. Кроме того для установления своевременности расчетов необходимо ввести штрафные санкции в размере О,О4 процентов от неоплаченной суммы за каждый день просрочки платежа.
Полностью не выполняется статья V11 «О финансовых условиях порядка платежей и распределении прибыли».
Причиной является нарушение п. 4.1. в котором Корпорация обязуется принимать все меры для эффективного коммерческого использования материалов архивов и начать производство, распространение и продажу видео продукции не позднее чем по истечению 5 месяцев со дня подписания настоящего Договора, т.е. с 22.06.92 г. Прошло почти полтора года и ничего не сделано. В результате нет валютной прибыли ни у компании «Останкино», ни у Телерадиофонда, ни у Редакций.

Комментарии запрещены.